Слова поддержки и предложения оказать помощь Казахстану в связи с январской трагедией поступали от разных государств мира, но особая тревога за судьбу страны ощущалась со стороны наших крупнейших соседей и партнеров - России и Китая. Как сообщил в минувшую среду министр иностранных дел РК Мухтар Тлеуберди, КНР готова была даже направить сюда военную помощь, но отсутствие правовой базы для принятия иностранных войск от других государств или организаций, кроме ОДКБ, исключило этот вариант.

Мост в Европу

Заинтересованность Китая в скорейшей стабилизации ситуации в Казахстане понятна. За 30 лет дипломатических отношений наша страна стала для Поднебесной не просто стратегическим партнером, но и прямым мостом в торговле со странами Европы, выполняя ключевую роль в реализации «Экономического пояса Шелкового пути» - сухопутного коридора китайской инициативы «Один пояс и один путь». В случае дестабилизации обстановки в РК этот грандиозный проект, в который КНР за десять лет успела влить сотни миллиардов долларов, может оказаться под угрозой срыва. И глобальные конкуренты Китая это прекрасно понимают, когда пытаются в своей борьбе со второй экономикой  мира использовать РК и другие страны Центральной Азии, в том числе через активное нагнетание синофобских настроений.  

При этом наивно думать, что взаимодействие наших стран несет лишь одностороннюю выгоду, как это преподносят многочисленные антикитайские провокаторы. Казахстану нужен Китай ровно так же, как Казахстан нужен Китаю, если даже не больше. Сложно представить более выгодное соседство для нас с точки зрения огромных транспортно-логистических перспектив и возможностей в плане выхода отечественного бизнеса на высококонкурентные мировые рынки. Об этом, в частности, говорили участники научной конференции «30 лет дипломатическим отношениям РК и КНР: от становления до стратегического партнерства», которую под занавес 2021 года провели Научно-исследовательский институт международного и регионального сотрудничества Казахстанско-Немецкого университета, Генеральное консульство КНР в Алматы и экспертный клуб «Один пояс и один путь».  

Рассказывая о наиболее успешных двусторонних проектах, которые сегодня протянулись от портов Тихого океана до европейских столиц, директор Центра китайских исследований «China center» Адиль Каукенов подчеркнул, что Казахстану за относительно короткий отрезок времени удалось стать надежным звеном железнодорожного контейнерного транзита между Китаем и Европой, Китаем и Ираном, Китаем и странами Центральной Азии. Разумеется, со значительной пользой для себя. Также он напомнил о совместных инфраструктурных проектах, одним из которых является трубопровод Казахстан-Китай, ставший важной частью всей евразийской нефтегазовой системы. О железнодорожной ветке Казахстан–Туркменистан–Иран, давшей возможность выйти на ближневосточный рынок. О строительстве и модернизации портов Актау и Курык, что обеспечило выход к государствам Закавказья и придало новый импульс развитию морского судоходства на Каспии.

- К тому времени, когда было объявлено о запуске инициативы «Один пояс и один путь», страны уже достигли серьезного уровня взаимного доверия, - напомнил спикер. - Но вопрос заключался в другом: насколько сухопутные пути с их бесконечными проверками при пересечении границ, разной шириной железнодорожной колеи и прочими препонами могут стать хоть как-то конкурентоспособными в сравнении с морскими? Все-таки стоимость перевозки контейнеров посуху, как минимум, вдвое выше, а бизнес крайне консервативен - он не готов рисковать собственными деньгами ради испытания новых направлений, если не видит однозначной выгоды. Поэтому транспортникам обоих стран пришлось и приходится до сих пор много работать над сокращением издержек, связанных с сухопутной логистикой. Благодаря их усилиям сегодня уже появился ряд маршрутов, заслуживающих признания, к примеру, ставший регулярным маршрут Ляньюнган–Дуйсбург или Иу–Лондон, проходящий по территории Казахстана...

По словам Адиля Каукенова, существенным бонусом к реализации всех этих проектов стало то, что в отечественной экономике сложилась целая отрасль – логистика, доля которой в общем секторе услуг составляет уже порядка 30 процентов. Еще одним плюсом для Казахстана он назвал кредитный канал инвестиционного взаимодействия с КНР, включающий льготные китайские кредиты на развитие объектов инфраструктуры, промышленности и АПК, а также кредитные линии в рамках генеральных кредитных соглашений для финансирования инвестпроектов, в том числе в секторе МСП.

Одной дорогой…

Продолжая транспортно-логистическую тему, председатель правления экспертного клуба «Один пояс и один путь» Булат Султанов сообщил, что благодаря соединению Европы и Азии через территорию нашей страны теперь по ней проходят 6 автомобильных, 9 железнодорожных и 4 воздушных коридора международного значения.

«Транспортная логистика сейчас формирует 8,1% ВВП Казахстана, - заметил он. - Весьма перспективным в этом плане является участие нашей республики в строительстве международного автомобильного коридора «Западная Европа - Западный Китай» протяженностью 8445 километров, из которых на нашу территорию приходятся 2787 километров, или треть. Благодаря реализации этого проекта время транспортировки грузов от китайского порта Ляньюньган, то есть от Тихого океана (через Хоргос, Алматы, Тараз, Шымкент, Кызылорду, Актобе, Оренбург, Казань, Москву) до Санкт-Петербурга будет занимать всего 10 дней, что в 3,5 раза меньше по сравнению с морским путем. За счет него также было реконструировано дорожное полотно от Хоргоса до Актобе через южные области страны (Жамбылскую, Туркестанскую, Кызылординскую)».

Что касается перспектив, то весьма выгодным может стать экспорт казахстанской сельскохозяйственной продукции в Китай. Булат Султанов аргументировал это тем, что годовой объем продовольственного рынка Поднебесной сегодня составляет порядка 1,5 трлн. долларов, при этом страна импортирует многие виды продовольствия (мясо, молоко, фрукты) из других государств, в том числе из Латинской Америки, Австралии и Новой Зеландии. С учетом повышения уровня жизни и роста населения в КНР спрос на продукты питания, особенно экологически чистые, там будет постоянно увеличиваться, и это дает казахстанским сельхозпроизводителям реальный шанс выйти и закрепиться на китайском рынке. По данным эксперта, к настоящему времени почти 600 отечественных производителей пшеницы, говядины, свинины, сои, меда, рыбы, рапса, люцерны, кукурузы, муки и мучных изделий уже получили разрешение на экспорт своих товаров в Китай.

По данным  Finprom.kz, за первые шесть месяцев 2021-го товарооборот Казахстана с Китаем составил 9,8 млрд. долларов, что на 7,4% больше, чем годом ранее. За этот период наша страна экспортировала в КНР товаров на 5,5 млрд. долларов. В свою очередь Китай отправил в Казахстан товаров на 4,3 млрд. долларов - сразу на 29,8% больше, чем в январе-июле 2020 года. Стоит также отметить, что сейчас в РК работают более 700 совместных казахстанско-китайских компаний. Плюс в рамках программы двустороннего индустриально-инвестиционного сотрудничества на территории нашей  страны планируется создать 56 современных промышленных предприятий на сумму 24,5 млрд. долларов.

Инвестиционный ответ

Отдельной темой дискуссии стали инвестиции. Китай входит в первую пятерку крупнейших инвесторов нашей страны. При этом важно понимать, что в двустороннем сотрудничестве Казахстан не ограничивается ролью только реципиента китайских инвестиций, но также выступает в качестве инвестора экономики КНР. Как констатировал главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Вячеслав Додонов, за первые шесть месяцев 2021 года объем накопленных инвестиций Казахстана в Китай составил 4324 млн. долларов. Это соответствует трети объема накопленных инвестиций КНР в РК за тот же период - 12918 млн. долларов.

Показательными в этом плане являются итоги 2020 года, когда, несмотря на сильнейший кризис, вызванный пандемией, объем накопленных казахстанских инвестиций в КНР достиг очередного исторического максимума в 4720 млн. долларов. Таким образом, по словам аналитика, в течение последних лет наблюдается устойчивый рост инвестиционного присутствия РК в  КНР, а китайское направление постепенно повышает свою значимость среди основных географических направлений приложения казахстанского капитала. Так, по итогам первых шести месяцев прошлого года Китай находится на 12-м месте среди всех юрисдикций мира (включая оффшорные территории) по объему накопленных казахстанских инвестиций, тогда как на ту же дату 2013 года это место было 15-м.

- На протяжении большей части истории двустороннего экономического сотрудничества казахстанские инвестиции в Китай демонстрировали тенденцию к росту, хотя не всегда равномерному. Она наблюдалась даже в течение последних нескольких лет, сложных для экономики Казахстана. Причем этот рост происходил темпами, опережающими темпы роста казахстанских прямых инвестиций в целом, что нашло отражение в значительном увеличении удельного веса Китая в объеме валовых инвестиций из Казахстана за рубеж. Это свидетельствует об устойчивом росте интереса казахстанского бизнеса к китайскому рынку. Впрочем, несмотря на положительную динамику, абсолютные объемы казахстанских инвестиций в КНР все еще остаются небольшими, даже по меркам Казахстана, в масштабах же Китая они еще менее значительны, - резюмировал Вячеслав Додонов.

Страшилки Запада

Если же говорить о рисках, то существенной помехой на пути развития экономического сотрудничества двух стран могут стать усиливающиеся антикитайские настроения, связанные, по мнению Булата Султанова, не только с историческими фобиями, но и с недостаточной осведомленностью населения о проектах, осуществляемых с участием КНР. Отсюда будоражащие сообщения, распространяемые отдельными блогерами в социальных сетях, о якобы китайской экономической экспансии, выводе из Китая в Казахстан и страны Центральной Азии экологически грязных производств, притоке в регион огромного количества китайских трудовых мигрантов и т.д.

Как считают эксперты, за этой токсичной информационной кампанией явно маячит рука Вашингтона, который пытается вернуть себе позиции единоличного глобального лидера, в том числе через воспрепятствование сближению Пекина с Москвой и срыв сопряжения ЕАЭС с мегапроектом «Пояс и путь». Более того, они не исключают вероятности реализации сценария, когда в горячих головах американских политиков может созреть план по созданию разделительного барьера между Россией и Китаем в Центральной Азии по аналогии с кордоном, созданным между Россией и Европой. На это косвенно указывает американская стратегия в ЦА, утвержденная в 2020 году, где регион рассматривается как важный для национальной безопасности США.

- Полагаем, Вашингтон будет усиливать свое внимание к Казахстану и Центральной Азии в связи с тем, что главными его соперниками и конкурентами являются соседствующие с нами Россия и Китай. Параллельно будет усиливаться информационная война против КНР. В частности, США будут стараться убедить население наших стран в угрозе экономической экспансии со стороны восточного соседа. Хотя на Западе располагают достоверной информацией, что Китай не является крупнейшим кредитором Казахстана и стран региона. Из 330 млрд. долларов прямых иностранных инвестиций в казахстанскую экономику более половины приходится на ЕС. Доля Китая составляет всего 19,2 млрд. долларов (4,7%). Для сравнения: на долю Нидерландов приходится 90,4 млрд. долларов, США - 48,4 млрд., Швейцарии - 25,8 млрд., - напомнил Булат Султанов.

На его взгляд, в случае дальнейшего обострения отношений между США и коллективным Западом, с одной стороны, и Китаем и Россией, с другой, Казахстан как член ШОС должен обеспечить надежный тыл для Пекина в Центральной Азии, остаться прочным связующим звеном между ним и Россией, способствовать сопряжению ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути.        

Профилактика протестов

И напоследок несколько рекомендаций от экспертного клуба «Один пояс и один путь». Во-первых, при создании Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) необходимо придать ему «человеческое лицо», а именно учесть недочеты, допущенные чиновниками ЕАЭС в сфере информации и работе с населением. Для успешного осуществления ЭПШП необходимо, прежде всего, заручиться широкой и активной поддержкой граждан, а для этого желательно постоянное ознакомление их с проводимыми мероприятиями, эффект от которых простые люди уже сегодня, а не в далекой перспективе, ощутили бы на себе, «на своем кармане».

Во-вторых, казахстанско-китайским проектам необходимы большая открытость и транспарентность - для разъяснения того, какие будут социально-экономические последствия от реализуемых в рамках ЭПШП проектов, в том числе количество вводимых рабочих мест, социальная и спонсорская помощь, суммы налогов в местные и республиканский бюджеты, экологическая политика. Заодно это позволит пресечь слухи относительно якобы наличия коррупционной составляющей в этих проектах.

В-третьих, перед заключением соглашений с Китаем желательно проведение комплексных экспертиз, включающих правовые, финансовые, торгово-экономические, социальные, экологические и прочие аспекты, осуществление которых необходимо поручать независимым экспертам, представителям НПО. 

В-четвертых, в случае проявления отдельными гражданами недовольства относительно тех или иных аспектов казахстанско-китайского сотрудничества необходимо оперативное проведение открытых дискуссий по беспокоящим их вопросам с участием правительственных чиновников, депутатов и НПО. В качестве диалоговых площадок целесообразно будет ввести в практику парламентские слушания или слушания в маслихатах областей и городов. Главная их задача - перевести протестный потенциал в упорядоченные и прагматичные рамки.

- В противном случае мы будем вновь и вновь «наступать на грабли» китаефобии и антикитайских настроений, которые могут быть спровоцированы деструктивными силами в своих целях на фоне нарастающего раздражения и недовольства части населения из-за непростой социально-экономической и общественно-политической ситуации в стране. В целом мы возлагаем большие надежды на сотрудничество Казахстана и Китая в постпандемический период на основе равноправия, учета взаимных интересов. Это  позволит нашим странам успешно парировать возникающие угрозы, вызовы и, следовательно, обеспечить безопасность и рост благосостояния наших граждан, - заключил Булат Султанов.